Регистрация Войти
Вход на сайт
Качественные бесплатные шаблоны dle скачать с сайта
Городская » Город, события, люди » Мы долго молчали

Мы долго молчали

17-04-2015, 10:18
Автор: nautilus
Просмотров: 4 329
Комментариев: 0

Мы долго молчали11 апреля отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. В честь этого дня во всем мире проводятся различные памятные мероприятия. В Усолье-Сибирском бывших узников концлагерей чествовали в минувшую субботу в школе № 5. Сейчас в нашем городе их всего девять. В 2005 году, когда они собрались вместе впервые, их было 25. Почти все время существования общественной организации бывших заключенных концлагерей – с 2007 года - ее возглавляет Светлана Попова. Невероятно активный человек, она знает о каждом своем подопечном практически все — и историю скитаний во время Великой Отечественной войны, и о послевоенной жизни, и, конечно, о том, что происходит сейчас. Светлана Ивановна заботится, чтобы узники концлагерей получали все необходимое, помогает организовать лечение, в том числе и санаторное, если требуется, то и уход, который обеспечивают работники органов социальной защиты, ведет всю документацию организации, добивается получения наград, приглашает на мероприятия, а к кому-то приходит, чтобы поговорить, скрасить одиночество. Ведь многие старики больше всего нуждаются именно во внимании.

Путешествие в никуда
— Указ правительства об учреждении статуса «Узник концлагеря», который приравнивал нас к участникам Великой Отечественной войны, вышел только в 1994 году, а до этого мы старались вообще молчать о том, что были в заключении у немцев. Потому что в СССР к тем, кто побывал в плену во время войны, относились как к предателям, возможно, это пошло от Сталина. И дело не только в отношении, все было на официальном уровне — действовали ограничения при поступлении в институт, устройстве на работу. Вот поэтому мы особо и не распространялись о том, что пришлось пережить.
А пережить пришлось немало. Светлане, самой младшей из четверых детей в семье, в начале войны был всего год. О том, что происходило, она знает по рассказам родных. Их большая семья жила в областном центре, в городе Пскове. Отец Иван Михайлович до войны работал сотрудником милиции, мама Анастасия Владимировна была домохозяйкой. Когда началась Великая Отечественная война, Псков очень быстро оккупировали немцы — город находится недалеко от границы. Отец сразу же ушел в партизаны, а его семье посоветовали ни в коем случае не оставаться в городе, к членам семей коммунистов и офицеров у немцев было особое отношение, их брали в плен сразу, могли и расстрелять. Анастасия Владимировна с четырьмя детьми — десятилетним Германом, шестилетней Галиной, четырехлетним Юрой и годовалой Светой в колонне беженцев отправилась скитаться по деревням.
Когда беженцы приходили в какую-нибудь деревню, то селяне брали их ненадолго к себе на постой. Если у кого были какие-то вещи, то ими и расплачивались за гостеприимство. А у Анастасии Владимировны отдать за ночлег было нечего, да еще и четверо детей. В общем, с большой неохотой их приглашали в избы, частенько бывало, что уже всю колонну разберут по домам, темнеть начинает, а они все маются без приюта. В итоге брали к себе на ночлег многодетное семейство самые сердобольные.
Наступила уже осень, а они все брели, уходя от наступающих немцев. От недоедания и постоянного холода годовалая Света заболела коклюшем. Она была настолько слаба, что уже не могла есть и двигаться.
— Совсем мне стало плохо, мама подумала, что к вечеру я умру, а, если деревни не будет, никто не приютит, обмыть тельце будет негде, а грязной хоронить вроде не принято. И искупала меня в лесном озерце. Учитывая, что это была уже поздняя осень, и вода стала ледяной, можно представить, какой я испытала стресс. Но самое удивительное, что он стал толчком к выздоровлению. Я стала есть и быстро пошла на поправку. С тех пор холодная вода для меня - настоящее лекарство.
за колючей проволокой
Неизвестно, сколько бы еще длилось это путешествие в никуда, но в один страшный день немецкая часть догнала колонну беженцев, их всех схватили, загнали а автозаки и повезли к границе. Так они оказались в Латвии, в трудовом концлагере. Жили в бараках, с раннего утра до поздней ночи маму и старших брата с сестрой забирали на работу в хутора зажиточных латвийских крестьян, а младшие дети оставались одни, предоставленные сами себе. Колючая проволока, собаки, вооруженные конвоиры - обстановка как в тюрьме.
— Я помню, что мама и Герман с Галей то ухаживали за скотиной, то работали в огороде, то коней стерегли сутками. Ранним утром их увозили на работу, поздней ночью привозили. Латышские крестьяне относились к ним недружелюбно, русских уже тогда в Прибалтике недолюбливали. А немцы бывали разные. Были и такие, кто нас, голодных детей, угощал шоколадом. Юра уже с самого раннего детства был артистичным, будто цыганенок: как начнет петь, плясать, все смеются, конфеты ему дают. Мы и рады, хоть что-нибудь поедим. Юра и после войны любил петь, танцевать, показывать акробатические номера, постоянно вокруг себя толпу собирал. Однажды, уже после войны, его уличное выступление в Пскове увидел директор заезжего цирка и позвал с собой. В итоге он впоследствии стал цирковым артистом, акробатом, до пенсии проработал в московском цирке шапито.
Света, в отличие от брата, очень боялась немцев, однажды один немецкий солдат хотел взять ее на руки, малышка зашлась плачем, закатила глаза, с ней случилась истерика. Вечером мать заметила, что от пережитого шока у девочки закосил глаз. Лечить воспаленный нерв не было никакой возможности, в итоге до сих пор Светлана Ивановна видит только одним глазом.
— Жутких каких-то издевательств над нашей семьей немцы не совершали, по крайней мере, сильно, как некоторые рассказывают, не издевались. Есть все время хотелось, старшие работали без отдыха, жили, как придется. А, может быть, мне они особо ничего не рассказывали. Я уже говорила, что пребывание в концлагере старались скрыть, поэтому все разговоры на эту тему пресекались.
Мы долго молчалиПослевоенная жизнь
Советские войска освободили трудовой концлагерь в Латвии в 1944 году. Все семейство вернулось в родной Псков. Город пострадал страшно, на момент входа в него советских войск там оставалось всего 85 мирных жителей. Областной центр был разрушен почти полностью, уцелевших домов было совсем немного, и просто удивительно, что родной дом нашей героини оказался цел. Всю их двухэтажную квартиру многодетной семье уже не отдали, оставили только небольшую комнатку, где и ютились все впятером. Остальные комнаты заняли другие. Отец из партизанского отряда больше не вернулся, пропал без вести, как ни пытались разыскать его следы после войны — все бесполезно.
— Жили мы после войны очень-очень бедно. Мама, бывшая домохозяйка, без образования, нашла себе только работу уборщицы в ателье. На крошечную зарплату тянула нас четверых. Помню, мы детьми в магазин ходили, как в музей, часами рассматривали витрины. Особенно нас почему-то привлекала сгущенка, очень хотелось хоть когда-нибудь попробовать вкус этого недосягаемого лакомства.
В 17 лет Светлана устроилась на работу — по большому блату после маминых хлопот ее взяли учеником мастера в ателье. Она была очень активная, занималась греблей, входила даже в сборную СССР, постоянно ездила на соревнования, занималась и культмассовой работой — пела и танцевала на комсомольских праздниках, стала секретарем комсомольской организации своего ателье. Через какое-то время она окончила вечерние курсы медсестер и решила кардинально поменять жизнь. Уехала в Крым, где устроилась инструктором лечебной гимнастики в санаторий «Карасан», расположенный недалеко от «Артека». И там встретила свою любовь — усольчанина Иннокентия Попова.
Второй Родиной стала Сибирь
Они познакомились в спортзале. Светлана занималась лечебной физкультурой с отдыхающими, а усольский химпромовец Иннокентий, направленный на отдых по профсоюзной путевке, увлеченный шахматист, играл в шахматы и поглядывал на хорошенькую инструкторшу. Потом она устраивала соревнования, водила их в походы по живописным крымским горам, возила в Алушту на экскурсию. Завязались отношения. Отдых закончился, Иннокентий уехал в далекое Усолье, а вскоре прислал вызов и деньги на билет. Светлана не сомневалась ни секунды, собралась и поехала.
— Перед отъездом я заехала домой к маме, сколько было слез, на вокзале провожали, как на фронт. Представления у нас были о Сибири ужасные — думали, что здесь одни медведи и зэки. А на самом деле все совсем не так, мне очень понравился город и климат. В отличие от промозглых крымских зим здесь зима так зима, лето так лето!
Сразу же после приезда Светлана устроилась на работу в физкультурный диспансер, а потом преподавателем в медицинское училище. Позже она заочно окончила иркутский филиал Омского института физкультуры. Непрерывный трудовой стаж уже 57 лет, чем С.Попова, как все представители ее поколения, очень гордится. В семье родились две дочери, Елена и Алина, они уже подарили счастливой бабушке пятерых внуков. С мужем наша героиня жила в любви и согласии всю жизнь. К сожалению, несколько лет назад его не стало.
С самого детства наша героиня старается занять себя максимально и принести пользу людям, и только семьей и работой это не ограничивается. Уже 25 лет она ведет занятия в группе здоровья «Надежда», которая за это время получила немало грамот и наград. В самом начале сюда приходили заниматься женщины в возрасте под сорок, а сейчас им уже к семидесяти. Они катаются на лыжах, ходят босиком по снегу и даже занимаются моржеванием! Позитивный опыт чудесного излечения холодной водой Светлана Ивановна стремится передать в массы. И, кстати, чувствуют себя участницы группы здоровья великолепно!
Ну, а самая большая забота Светланы Поповой на сегодняшний день — организация бывших узников концлагерей. Увы, с каждым годом они становятся все слабее, все больше нуждаются в помощи и опеке. И Светлана Ивановна, сама прошедшая горнило немецкого плена, старается им помочь, чем может, начиная от задушевных разговоров, заканчивая вполне конкретными хлопотами по устройству, например, в санаторий.
— Я сейчас так жалею, что не настаивала, не расспрашивала маму, сестру и братьев о том, как мы все это пережили — скитания по деревням, голод, холод, концлагерь… Мне кажется, что я знаю об этом времени непростительно мало. Как мама умудрилась сохранить всех четверых своих детей? Я думаю, что только благодаря своему несгибаемому характеру. Поэтому если ваши родственники, прошедшие Великую Отечественную войну, живы, - цените каждую секунду их жизни, расспрашивайте, узнавайте, записывайте, храните в семейном архиве, в памяти, в сердце.
Ольга КОРОЛЁВА.
Фото Артёма КОРОЛЁВА и из архива С.Поповой.

Рейтинг статьи:
0
Нашли ошибку?   
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Яндекс.Метрика