Регистрация Войти
Вход на сайт
Качественные бесплатные шаблоны dle скачать с сайта
Другие новости
» » На передовой в борьбе с коронавирусом

На передовой в борьбе с коронавирусом

18-06-2020, 09:30
Автор: nautilus
Просмотров: 209
Комментариев: 0

На передовой в борьбе с коронавирусом Чтобы победить эту коварную болезнь, сегодня они рискуют жизнью. Вот уже две недели 30 усольских медработников спасают от коронавируса пациентов в госпитале, развернутом в Белореченской участковой больнице.

Заведующая отделением для лечения пациентов с новой коронавирусной инфекцией (так официально называется госпиталь), врач-инфекционист с 21-летним стажем Светлана Пёрышкина рассказала о трудовых буднях своего отважного коллектива. Для этого после предварительных согласований на разных уровнях нас впустили в «святая святых», куда постороннему человеку попасть невозможно — в то самое отделение, где сейчас лечат от коронавируса 55 пациентов со всей Иркутской области. Оно располагается на втором этаже Белореченской участковой больницы, стороннему наблюдателю совершенно незаметно, что там идет скрытая борьба, все двери закрыты на замки, плюс находятся под постоянной охраной.

 В красную зону (там, где находятся пациенты) нас по понятным причинам не пустили, весь разговор прошел в зеленой зоне, месте, где медики могут работать без средств индивидуальной защиты. Пациентами занимаются пять врачей: три терапевта, педиатр, врач ульразвуковой диагностики во главе с завотделением. Анне Власовой, Ольге Коростиной, Елене Шакулиной, Елизавете Шапортиной и Ирине Слюсарь помогают восемь медсестер и восемь уборщиц производственных помещений — так официально называется их должность. Плюс охранники и завхоз. Средним и младшим медперсоналом руководит старшая медицинская сестра Ирина Антонова. Все медики, которых удалось увидеть во время визита — без макияжа и укладок, на такие вещи здесь уже никто не обращает внимания, потому что мыться им приходится в лучшем случае по четыре раза за смену, и на всякую ерунду уже просто нет ни времени, ни сил.

— В обычном режиме работы стационара таким количеством персонала мы бы справлялись легко за гораздо меньший промежуток времени. В принципе, ничего сложного в нашей работе не было бы, если бы не экипировка, — говорит Светлана Пёрышкина. — В красной зоне мы можем работать только в средствах индивидуальной защиты. Я всем нашим специалистам говорю, что опасного в работе с коронавирусными пациентами ничего нет, если мы ответственно будем относиться к соблюдению всех санитарных правил.

Когда мне продемонстрировали весь комплект защитной одежды, он поразил воображение. Сначала надевается пижама. Затем особое внимание уделяется лицу, потому что именно там могут быть зазоры между респиратором и кожей. Поэтому под дужки защитных очков укладываются ватные прокладки. Вдоль контура медицинского респиратора на лице прокладываются ватные диски, потому что любая щелочка — это путь для инфекции. На голову — одноразовая шапочка. Затем надевается защитный комбинезон из медицинской резины с капюшоном, который затягивается шнуром вокруг лица. Снаружи оказываются только респиратор и очки. Плюс специальные тапочки и две пары одноразовых перчаток. В процессе работы в стационаре верхние перчатки неоднократно меняются.

Как сказали мне медики, находиться в таком комплекте можно не более четырех часов, потом начинаешь задыхаться, кружится голова, подступает тошнота. Хотя одна лаборант однажды выдержала почти восемь часов… Ну и в туалет в красной зоне не сходишь, то есть условия тяжелейшие. Настоящей пыткой в таком резиновом воздухонепроницаемом костюме становится  летняя жара. В недавние дни, когда было +35 по Цельсию, медики это уже оценили в полной мере. Кондиционеров в стационаре нет, так что сейчас, вопреки многолетним привычкам, работающих в госпитале радует только пасмурная дождливая погода, чем прохладнее – тем лучше.

Между зеленой и красной зоной есть помещение — так называемый шлюз. Он находится в режиме круглосуточного кварцевания. В нем стоят растворы с дезсредством, там же распылитель дезраствора с помпой. Им медики полностью друг друга опрыскивают, когда заходят из красной зоны в шлюз (специально для этого рекомендовано покидать красную зону по двое). Затем снимают с себя комбинезон, стараясь не прикасаться к внутренней пижаме, тапочки, респиратор, очки — все это замачивается в емкостях с дезраствором. Потом моется и сушится.

Остальные, одноразовые, средства защиты выбрасываются. Младший персонал их сначала замачивает в дезрастворе, потом упаковывает и выносит в специальные холодильники, откуда спустя некоторое время все это вывозится на спецтранспорте и утилизируется специализированной компанией. Так же, как и одноразовая посуда, на которой в специальной упаковке подают питание пациентам.

После снятия комбинезона в шлюзе и замачивания в растворе респиратора, очков и тапочек, медик в пижаме и чистых бахилах идет в ванную, принимает душ, надевает все чистое и только после этого выходит в зеленую зону. Если пациентов привозят несколько раз в день (а это, в основном, так и происходит), то вся процедура повторяется многократно. Сколько раз сходил в стационар, столько раз помылся и переоделся. 

Работа непосредственно в красной зоне тоже ведется по жестким правилам. Про костюмы медиков уже сказано выше. В остальном обязанности те же, что и в обычном стационаре. Планерка, утренний обход, раздача лекарств, забор анализов, инъекции, капельницы. Лаборанты делают обычные исследования непосредственно на месте. Специализированные анализы в контейнерах и спецупаковке с соблюдением всех мер предосторожности отправляются в Усольскую городскую больницу, где проходят лабораторные исследования. Мазки на коронавирус увозят в Иркутск.

Ни одной бумажки из красной зоны в зеленую не выносится. Все истории болезни дублируются. В стационаре результаты анализов сканируются и пересылаются на электронную почту. Оттуда уже в зеленой зоне распечатываются и вклеиваются в так называемую «чистую» историю болезни. Любые назначения, перемещения пациентов из палаты в палату, указания и рекомендации фотографируются и отсылаются на смартфон, который специально для этого лежит в красной зоне. В стационаре есть аппарат ЭКГ, при необходимости такое исследование проводится некоторым пациентам. Лента ЭКГ сканируется по фрагментам в стационаре и также отсылается на электронную почту, а потом на компьютере врач в зеленой зоне ее собирает по частям. Неожиданность, с которой пришлось столкнуться — сложно работать с фонендоскопом: через защитный костюм плохо слышно.

Самое «веселое» время у медиков начинается вечером — результаты анализов пациентов со всей Иркутской области поступают после четырех часов дня. И на местах, в случае положительной реакции на коронавирус, принимаются решения, в какой стационар их направить. Пока довезут, например, из Усть-Орды, проходит несколько часов. И около семи вечера начинается прием вновь прибывших в Белореченский госпиталь. Сначала врачи, а потом уже медсестры принимают и размещают людей, заводят историю болезни, выдают постельное белье и так далее. Все это может длиться до часу ночи.

Ежедневно в 8.30 утра проходит селекторное совещание всех госпиталей региона по борьбе с коронавирусной инфекцией с министром здравоохранения Иркутской области. Плюс информация по количеству прибывших и выписанных ежедневно передается главному врачу Усольской городской больницы, заместителю министра здравоохранения, чтобы было понимание, сколько в случае необходимости можно сюда еще поместить больных.   

В Белореченском госпитале есть пациенты из Иркутска, Ангарска, Усть-Орды, Усолья и Усольского района. Принимают и детей, их стараются направить в один стационар с родителями. На сегодняшний день их было трое, одного подростка уже выписали. За две недели работы стационара выписали уже 14 пациентов. Двоих пожилых людей с хроническими заболеваниями после отсутствия положительной динамики, как находящихся в группе риска, направили в Иркутск.

— У нас ведь лежат пациенты с состоянием средней тяжести, если возникает подозрение на более тяжелое течение, сразу переводим в Иркутск, — рассказывает Светлана Пёрышкина. — В основном пациенты реагируют на ситуацию нормально, хотя стрессы, конечно, бывают, но без серьезных прецедентов. Мы все понимаем — люди устают находиться в больнице, им после лечения становится легче, хочется домой, скучают по родным, но, если результат анализа положительный, лечение продолжается. В среднем у нас лежат по 13-15-17 дней. Выписываем пациентов только после двух отрицательных анализов на коронавирус с интервалом в сутки.

Когда я спросила у Светланы Геннадьевны, что самое трудное, она ответила, что, прежде всего это привыкание к новому коллективу и новым условиям работы. Персонал собран из разных подразделений Усольской городской больницы — из Усолья, Белореченского, Мишелевки, Тайтурки, Тельмы. Многие друг друга до этой командировки не знали, а теперь живут все вместе в Белореченском. Родные и близкие отнеслись к ситуации с пониманием, провожали наших медиков с почестями, как на войну, с полными вещмешками консервов и запасом продуктов. Все контакты с пожилыми родителями и родственниками работающие в госпитале полностью исключили, для их же безопасности.

- Наверное, страшно идти на такой риск? Ведь можно и свое здоровье потерять, — спросила я. – Может, причина причина в надбавке к зарплате?

Ответ Светланы Пёрышкиной еще больше укрепил мое искреннее уважение к людям в белых халатах:

— Когда в марте мы писали заявление, что готовы работать с пациентами с коронавирусной инфекцией, ни о каких надбавках еще не было известно. Может быть, потому что практически все мы здесь того поколения, что еще застали комсомол, воспитание такое: Родина сказала — надо, комсомол ответил — есть! Мы понимаем, что это нужно, людей необходимо лечить, по-другому нельзя, если ты выбрал эту профессию.

 

Ольга КОРОЛЁВА.

Рейтинг статьи:
0
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Оставить комментарий
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Текст комментария:
Яндекс.Метрика